Житие святителя Варсонофия, епископа Тверского, Казанского чудотворца

Жизнеописание сщмч. Владимира, митрополита Киевского и Галицкого

Жизнеописание сщмч. Владимира, митрополита Киевского и Галицкого«В наш век шатаний и колебаний и мысли, и совести, когда люди больше приспособляются к обстоятельствам, чем прислушиваются к велениям совести, почивший архипастырь явил высокий образец такой внутренней целостности, стойкости и прямолинейности, что равного ему трудно приискать».

«Памяти архипастыря- мученика».

Прибавления к Церковным ведомостям № 9-10. 16 (29) марта 1918 года.

«Я никого и ничего не боюсь. Я во все время готов отдать жизнь свою за Церковь Христову и за веру православную, чтобы только не дать врагам ее посмеяться над нею. Я до конца буду страдать, чтобы сохранить православие в России там, где оно началось…», - эти слова митрополит Киевский и Галицкий Владимир (Богоявленский) произнес за полтора месяца до своей мученической кончины 25 января (7 февраля) 1918 года.

Будущий сщмч. Владимир (в миру Василий Никифорович Богоявленский) родился в большой семье скромного приходского священника села Малая Моршевка Моршанского уезда Тамбовской губернии. О чем была сделана следующая запись в метрической книге Никольской церкви: «Младенец мужского пола Василий, родился 2 января 1848 г., крещен 4 января того же года священником Петром Федоровичем Никольским. Родители: Никольской церкви священник Никифор Сергиев Богоявленский и законная жена его Ирина Антонова…»

Жизнь сельского священника в те годы мало чем отличалась от жизни крестьянина. Василий не понаслышке знал, как тяжел труд на земле, и на протяжении всего пастырского пути по-отечески заботился о нуждах народа и с ним «всегда был особенно прост и обходителен».

Его отец скончался, когда мальчику было 9 лет, а на следующий год Василия отправили учиться, как и старшего брата Иоанна (1844 г.р.), в 1-ое Тамбовское духовное училище. За время обучения Василий всегда был в десятке лучших учеников. По воспоминаниям современников сщмч. Владимира учиться в бурсе было безрадостно, кормили впроголодь, ходили в худой одежонке, зимой помещения почти не отапливались, порядки были более чем строгие. Наверное, скромному до застенчивости мальчику, оставшемуся без поддержки отца, было непросто. Однако, в последние годы жизни сщмч. Владимир любил вспоминать годы учебы, сохранил благодарность своим первым наставникам и вынес из детства самые светлые воспоминания.

В 1864 г. Василий Богоявленский заканчивает Тамбовское духовное училище и, как один из лучших учеников, зачисляется без экзаменов в Тамбовскую духовную семинарию. С 1870 по 1874 год Василий учится в Киевской Духовной академии, по окончании которой получает назначение преподавателем в родную семинарию. Его ученики вспоминали, что Василий Никифорович был строг, требовал от семинаристов, чтобы они знали предмет, но личное общение с ними было отечески простое.

В 1876 г. Василий Никифорович женится на дочери кирсановского протоиерея Александре Васильевне Салтыковой. Счастье молодых омрачает болезнь жены. Недостаток денежных средств вынуждает Василия Никифоровича подрабатывать в епархиальном женском училище и в мужской гимназии. По совету врачей, почти каждый год он вывозит жену лечиться на Кавказ. Добросовестный, исполнительный и аккуратный он быстро продвигается по служебной лестнице. Однако, Василия Никифоровича мучит неудовлетворенность результатами педагогической работы, но и принять священный сан он не спешит.

31 января 1882 года Василия Никифоровича рукополагают во священника и определяют помощником настоятеля соборной Покровской церкви г. Козлова (Мичуринска). Вскоре отец Василий «движимый жаждой самостоятельной деятельности» становится настоятелем Троицкой церкви г. Козлова, а в 1883 году - благочинным городских церквей. На этой должности проявилась «необыкновенная выдержка всех действий и поступков» отца Василия. Позже духовенство так вспоминало о нем: «Никого не затронул, никого не обидел, со всеми был ровен, в обращении со всеми одинаково приветлив, ко всем благожелателен...», богослужения совершал «чинно, стройно и благоговейно...».

Осенью 1885 г. умирает любимая жена, а за ней единственный сын. Отец Василий стойко переносит тяжелую утрату, уповая на Бога и только в Нём ища утешения. Видя в этих скорбных событиях Промысел Божий, он принимает монашество с наречением имени в честь равноапостольного князя Владимира. «8 февраля 1886 г., в субботу, за всенощной, в архиерейской Крестовой церкви, пострижен священник Троицкой церкви г. Козлова Вас. Богоявленский, 9 февраля возведен в сан архимандрита» и назначен настоятелем Козловского Троицкого мужского монастыря.

Новую свою должность архимандрит Владимир исполнял всего несколько месяцев. В октябре 1886 года его назначают настоятелем Антониева монастыря в Великом Новгороде, а через два с небольшим года — викарием Новгородской епархии в сане епископа Старорусского. После хиротонии, состоявшейся в Александро-Невской лавре 3 июня 1888 года, к нему подошел генерал Киреев. «Сколько Вам лет, Владыко?» - спросил он. Я ответил: «Сорок лет». Генерал вздохнул, задумался и сказал: «Ах, много ужасного увидите Вы в жизни Церкви, если проживете еще хоть двадцать пять лет». К этим словам генерала Киреева Владыка относился, как к пророчеству, и со скорбью вспоминал их в смутное время.

С апостольским усердием преосвященнейший Владимир проповедовал слово Божие, требуя того же и от духовенства. По отзывам новгородцев «простая, безыскусная форма речи была согрета огнем такой глубокой искренности, что производила изумительное впечатление, неотразимо увлекая слушателей. Неудивительно, что церковь, где проповедовал владыка, была всегда полна».

Всероссийская известность пришла к святителю, когда он возглавил Самарскую кафедру. Так вспоминал о его служении епископ Серафим (Александров): «Это был служитель, поражавший нас, молодых служителей Церкви, своей любовью к благоговейной службе Божией, усердием к делу проповеди… Народ вспоминал служение его десятки лет, и высшей похвалой служителям Церкви были слова: «Ты служишь как Владыка наш Владимир». Благодаря заботам Владыки было открыто около 150 церковно-приходских школ, выстроено около 10 новых храмов.

В 1891 году в Поволжье начался голод, а следом и эпидемия холеры. В то время, «когда власть терялась, он первый пошел к народу с крестом в руках…». Владыка собирает пожертвования пострадавшим от холеры и голода, устраивает бесплатные столовые, безбоязненно посещает холерные бараки, служит на холерных кладбищах и местах охваченных эпидемией, ободряет отчаявшихся, призывает всех прийти на помощь больным и голодающим. Он просит сенатора Кони отвезти в Петербург кусочек «голодного хлеба», чтобы обратить внимание власть имущих на бедственное положение народа, которое скрывала местная власть.

О том, как прощались самарцы с Владыкой, когда в 1892 году его назначили экзархом Грузии, вспоминал прот. И. Лазарев: «Да! Доступен был простому народу Высокопреосвященнейший Владимир, как редко бывают доступны лица, облеченные столь высоким саном! Мы слышали от многих видавших проводы архиерея, что такого сердечного прощания они не видели. «Отец был, а не Владыка! – характеризовал его по-своему простой народ».

За пять лет служения Владыки на Кавказе там было построено более 100 храмов, восстановлен древний Мцхетский собор и другие святыни Иверии, учреждено миссионерское духовно-просветительское братство. Заботами Владыки Владимира устроена Духовная семинария в Кутаиси, открыто свыше 300 церковно-приходских школ, в которых кроме православных учились мусульмане и иудеи, протестанты и армяне, старообрядцы и дети сектантов.

Несмотря на все труды и заботы о грузинской пастве, Владыка перенес не только многочисленные доносы и клевету, но и покушение на жизнь. «Я видел Владыку Владимира непосредственно после всего происшедшего: это было прямо чудесное спокойствие духа, которое дается только глубокою верою и спокойствием чистой и праведной совести». Удивительны его кротость и незлобие. Прощаясь с грузинской паствой, он, теперь уже митрополит Московский, сказал: «Отпустите же и вы меня с миром и любовью. Если я по невнимательности, или по недопониманию, или по неправильному взгляду на вещи обидел или преогорчил кого-либо, покройте это любовию своею...»

14 лет служения сщмч. Владимира (с 1898 по 1912 гг.) прошли на древней Московской кафедре. И здесь митрополит Владимир проявил себя как апостол любви. «Нужно прежде всего думать не о том, что взять от народа, но о том, что мы сами можем дать ему», — говорил святитель московским семинаристам, уча не столько словом, сколько собственным примером. Митрополит Владимир без устали служит, занимается делом проповеди, создает благотворительные и просветительские учреждения, богадельни и приюты. Он помогает великой княгине Елизавете Феодоровне в основании Марфо-Мариинской обители. Издает и бесплатно распространяет тысячи брошюр и листков. Стараниями владыки в центре Москвы вырастает Епархиальный дом. В нем проводятся лекции, чтения, беседы, действует библиотека с читальным залом, занимаются народные церковные хоры. Много сил отдает святитель борьбе с народным пьянством. Откликаясь на все насущные вопросы своего времени, сщмч. Владимир резко обличает распространяющиеся социалистические и атеистические идеи, зачастую не находя поддержки среди власти и духовенства. В годы революции 1905–1907 годов владыка ездит на заводы и фабрики, выступает среди рабочих. Обладая от рождения скромностью и мягким характером, преосвященный Владимир в делах защиты чистоты веры был тверд и неподкупен. Эти качества стали причиной многих испытаний, выпавших на долю владыки, во время управления Московской, Санкт-Петербургской, а затем и Киевской епархией.

Три года управления столичной Петербургской епархией оказались чрезвычайно трудными для Владыки Владимира. Святейший патриарх Тихон позднее так говорил о деятельности владыки в тот период: «Он был верен канонам Святой Православной Церкви, преданиям отеческим и безбоязненно и смело, честно и благородно исповедовал эту снедающую его ревность перед всеми, какими бы последствиями это не сопровождалось».


Шла Первая мировая война. Россию уже охватывали революционные настроения. Все это сказывалось и на состоянии Церкви. Не всем пришлось по душе противостояние митрополита Владимира пагубным веяниям времени и политическим интригам. На защищавшего интересы Церкви святителя посыпались доносы. Митрополит Владимир, первенствующий член Святейшего Синода, за открытое неприятие деятельности Распутина впал в немилость и в ноябре 1915 года был переведен на Киевскую, тогда уже провинциальную, кафедру.

Один архиерей, провожая опального святителя, сказал ему: «Вы были первенствующий иерарх между нами не только по своему общественному положению, но и по Вашим высоким духовным качествам… Вы не боялись говорить правду, сознательно подвергая себя огорчениям и страданиям, и терпели их с величайшею твердостью души». А на предложение архиепископа Арсения (Стадницкого) уйти на покой, старец-митрополит ответил: «Да, судя по человеческим соображениям, я с Вами согласен… А по-Божьему как?»

Как первенствующему члену Синода, владыке приходилось много времени проводить в столице. В 1917 году он участвует в деятельности Всероссийского Поместного Собора в Москве. На Соборе были приняты исторические решения в жизни Церкви, восстановлено патриаршество. «5(18) ноября в храме Христа Спасителя по окончании Божественной литургии митрополит Киевский Владимир вынес ковчежец, содержащий жребии на амвон, благословил им присутствующих и снял печати. Старец Зосимовой пустыни иеросхимонах Алексий, помолившись, вынул из ковчежца жребий и передал его митрополиту. Святитель громко прочитал: «Тихон, митрополит Московский – аксиос!»

Обращаясь к митрополиту Владимиру, уступающему место первенствующего архиерея патриарху Тихону, архиепископ Антоний (Храповицкий) сказал: «В то время как другие совершенно изолгались и постоянно изменяли своим убеждениям, митрополит Владимир не боялся говорить «правду царям» и не «с улыбкой», как наш старинный поэт, но со слезами, сознательно подвергая себя страданиям, и в то же время, претерпевая все житейские скорби со смирением и величайшей твердостью души».

Октябрьский переворот 1917 года вызвал нестроения в политической и церковной жизни Украины. Митрополит Владимир встал на защиту единства Церкви, призвав препятствовать расколу, предостерегая, что отделение, «конечно, только порадует внутренних и внешних врагов». Он призывал духовенство и мирян «поддерживать всеми мерами единение между собою и со всею Православною Русскою Церковью», Угрозы и оскорбления посыпались на владыку. Националисты восстанавливали против него братию Киево-Печерской Лавры, распространяя клевету, что он «обирает Лавру, получая огромные деньги».

С захватом Киева большевиками начались грабежи, насилия, осквернение храмов и монастырей. (25 января) 7 февраля 1918 года вооруженные люди ворвались в покои митрополита Владимира и после издевательств над ним вывели семидесятилетнего старца за стены Лавры. «Владыка был спокоен, — вспоминал его келейник, — словно шел на служение литургии».

Профессор Киевской Духовной Академии протоиерей Феодор Титов в книге 1918 г. «Венок на могилу Высокопреосвященного Митрополита Владимира» так описывает со слов очевидца последние мгновения его жизни: «Когда убийцы вывели митрополита из автомобиля и остановились на площадке, архипастырь-мученик попросил у них времени еще помолиться Богу. Один из убийц сказал: «Только поскорее». Тогда митрополит воздел руки кверху и сказал: «Господи! Прости мои согрешения — вольныя и невольныя, и прими дух мой с миром». Потом благословил крестообразно обеими руками своих убийц и сказал: «Господь вас благословляет и прощает». Митрополит еще не успел опустить рук, как раздались выстрелы. Тело его, обезображенное колотыми и огнестрельными ранами, было найдено на следующее утро богомольцами, идущими в Лавру.

Мученическая кончина святителя Владимира потрясла участников Поместного Собора. Многие увидели в этой смерти грозные предзнаменования грядущих кровавых событий. Собор установил ежегодно 7 февраля, в день смерти митрополита Владимира, молитвенно поминать всех новомучеников и исповедников, «во дни гонения безбожного жизнь свою за веру во Христа положивших». И действительно, его смерть явилась началом периода гонений на Русскую Православную Церковь, во время которых сотни тысяч священников, монахов и мирян приняли мученические венцы, свидетельствуя о вере Христовой даже до смерти.

На заседании Собора, посвященном памяти убиенного митрополита Владимира святитель Тихон, Патриарх Московский и всея Руси, сказал: «Мы глубоко верим, что эта мученическая кончина владыки Владимира была … жертвою благовонною во очищение грехов великой матушки-России». Многие были тронуты речью протоиерея Иоанна Восторгова, расстрелянного через несколько месяцев. «Народ наш совершил грех, а грех требует искупления и покаяния, а для искупления прегрешений народа и для побуждения его к покаянию всегда требуется жертва, а в жертву всегда избираются лучшие, а не худшие. Вот где тайна мученичества старца митрополита. Чистый и честный, церковно настроенный, правдивый, смиренный митрополит Владимир мученическим подвигом сразу вырос в глазах верующих и смерть его такая, как и вся жизнь, без позы и фразы, не может пройти бесследно».

Похоронили митрополита Владимира в Крестовоздвиженском храме Ближних пещер Киево-Печерской Лавры. В лике святых архипастырь-исповедник был прославлен весной 1992 года. А 27 июня того же года были открыты для почитания и его честные мощи, которые сейчас покоятся в Благовещенском храме Дальних пещер. Нетленная рука святителя так и застыла в архипастырском благословении.

Благослови и нас священномучениче Владимире, достойно и честно прожить земную жизнь и сподобиться Царствия Небесного.

Молитва священномученику Владимиру, митрополиту Киевскому и Галицкому

О священномучениче и исповедниче Христов Владимире!
Услыши слезныя молитвы чад твоих и воздыхания, сердцем сокрушенным и смиренным приносимыя.
Се бо беззаконии омрачихомся и того ради бедами, яко тучами, обложихомся.
Но ты, святе Владимире, понеси яко сильный немощи наша, не отлучайся от нас духом, да не разлучимся в конец от любве Божия.
Призри милостивно на предстоящия и молящияся пред святою иконою твоею и вся прошения их во благое исполни.
Веруем бо, яко твоих страданий ради за отечество и люди российския велие дерзновение ко Господу имаши.
Егоже умоли, да укрепит ны в Православии и единомыслии и непоколебимом даже до смерти исповедании веры Христовы, страну нашу да спасет от междоусобныя брани, пастырем нашим да подаст духовное трезвение и ревность о спасении пасомых, правителем же суд и правду, обидимым заступление, недугующим душ и телес исцеление.
Мы же, грешнии, твоим предстательством укрепляеми, восхвалим Господа Иисуса Христа, Емуже слава подобает, честь и поклонение, со Безначальным Его Отцем и Пресвятым Духом, ныне и присно и во веки веков.
Аминь.

Тропарь, глас 2-й

Веры православныя непорочный блюстителю и заповедей Христовых усердный исполнителю, священномучениче Владимире, Христа всем сердцем возлюбив, паству твою до́бре упасл еси́, незло́биво мученическую смерть прия́л еси́. Сего́ ради в вечной славе пребывая, моли спастися душам нашим.

Кондак, глас 4-й

Образ Христова милосердия являя, покров и защищение пастве твоей был еси́, святи́телю отче Владимире, в кротости страдания приемля, безбожных мучителей, благословляя, простил еси. Тем же и нам испроси у Христа Бога дух ми́рен и ве́лию милость.